Владимирский полицейский спас жизнь африканскому мальчику

[Всего: 0   Средний:  0/5]

фото: из личного архива Сергея СафроноваВо время командировки в Либерии Сергей Сафронов вместе с другими стражами порядка освободил семилетнего ребенка, которого хотели принести в жертву

ОТ АВТОРА: в одном из релизов на официальном сайте областного управления МВД России по Владимирской области я наткнулась на рассказ о том, как владимирский подполковник полиции спас в Африке 7-летнего мальчика. После этого мне очень захотелось написать о Сергее Сафронове. Благо, из командировки Сергей Анатольевич давно вернулся. 10 сентября я отправилась в региональное управление экономической безопасности и противодействия коррупции, чтобы пообщаться с полицейским.
Сергей Анатольевич встретил меня в коридоре и проводил в свой кабинет. Выяснилось, что подполковнику 36 лет. Рабочий стол мужчины был усыпан документацией, в которую он заглядывал время от времени даже во время нашей беседы.
— Работы много, — лаконично пояснил Сергей Анатольевич.
Сталь блюстителем порядка Сергей Сафронов мечтал с детства. Тем более, перед глазами был живой пример – отец молодого человека служил в полиции. Детская мечта сбылась: в ноябре 2000 года Сергей Сафронов попал в органы внутренних дел.
Спустя 4 года Сергей встретил свою любовь, а в октябре 2007-го они сыграли свадьбу. Сегодня правоохранитель вместе с любимой женой воспитывает 4-летнюю дочку и 6-летнего сына. Сергей рассказал, что супруга всегда понимала и его, и его службу.
Даже когда подполковника отправили в командировку на целый год на другой континент, приняла это как должное.
— Прежде чем попасть в Африку, необходимо было пройти особый отбор, который включал в себя экзамены по стрельбе, знанию английского языка.
Сергей Сафронов попал в число сотрудников, блестяще справившихся с испытаниями. Наверное, как и многих наших читателей, меня заинтересовал вопрос, какое, собственно, отношение имеет Россия к Африке и почему туда отправляют наших полицейских?
— У нашей страны есть особые международные обязательства, — начал объяснять подполковник. — В конце 90-х годов прошлого века советом безопасности ООН в Либерии была организована миссия, которая разделена на компоненты: военный, полицейский и гуманитарный. В ее состав вошли и представители нашего государства в количестве 40 человек. В результате гражданской войны там было разрушено почти все. Нам, представителям МВД, пришлось с нуля восстанавливать либерийскую полицию.
И тут Сергей рассказал о нравах тамошней полиции:
— Мы обучали их буквально всему, даже пытались отучить их черкать в книге учета приема заявлений. Вместе с коллегами выезжали на место преступления, чтобы помочь правильно вести расследование. Главное – не выполнять работу за них, а направлять местных блюстителей порядка. С экспертной сферой еще хуже: об экспертизах ДНК они даже не слышали. Единственное, что может определить местный специалист, кому принадлежит кровь: животному или человеку.
По словам Сергея Анатольевича, в африканской стране нет водопровода и централизованного освещения. Вместо этого используются генераторы. Поэтому электроэнергия бывает лишь в определенные часы и то только в домах богатых жителей или туристов.
— Я там ко всему быстро привык. Когда вышел из самолета, на котором нас доставили в Либерию, почувствовал себя словно в бане: жара за 30 градусов, высокая влажность, тем более, что уезжал из дома я в январе. Но уже через несколько дней акклиматизировался, — признался собеседник.
Местные жители приняли владимирца, как говорится, с распростертыми объятьями. Я не могла не поинтересоваться, как живут либерийцы.
— Вы смотрели фильм «Миллионер из трущоб»? Точно так же, — лаконично отозвался собеседник. — Попадаешь словно на другую планету.
И вместо длинных рассказов показал несколько видео его поездки по городу.
На мониторе компьютера появился местный рынок: довольная большая территория заваленная мусором. Прямо среди мусора сидели продавцы и демонстрировали свой товар. Женщины, мужчины, дети в ярких накидках и с корзинами на голове сновали туда-сюда. От этой пестроты начало рябить в глазах… А вот и жилой район «среднего» класса: глиняные хижины с крышами из пальмовых ветвей. Пищу готовят прямо возле дома.
По наблюдениям полицейского, семьи в таких селения довольно большие, детей много, но до 9 лет доживает 1 из трех ребятишек.
— Там очень высока детская смертность, в том числе и от несчастных случаев — зачастую дети тонут в близлежащих водоемах, — поделился Сергей Анатольевич, — а бывает и такое: ушло гулять четверо детей, а вернулось – пятеро. Родители принимают «лишнего», мол, кормили четверых, прокормим и пятого.
Но иногда дети становятся жертвами «магических» ритуалов. Даже в 21 веке жертвоприношение в Либерии – далеко не редкость. Это связано с традиционными африканскими верованиями. Ритуальные убийства совершают, например, перед тем как начать добычу золота или алмазов. Или же для того, чтобы повезло в бизнесе. И, как правило, в жертву приносят детей не старше 10 лет.
Сергей Сафронов рассказал мне подробности операции по спасению 7-летнего ребенка.
— Как правило, если кого-то продают, то информация об этом быстро распространяется. Так и до нас дошло, что семилетнего мальчика «выставляют на торги» для ритуального убийства, — рассказал полицейский.
Ребенка оценили в 150 долларов. Как потом выяснилось, мальчик был сиротой. Его дядя, у которого тот жил на попечении, видимо, решил убить двух зайцев сразу: и избавиться от «лишнего» рта, и подзаработать.
— В роли покупательницы выступила наша коллега. Мы немного поторговались, для полной убедительности сбили цену. И как бы совершили сделку. Родственник ребенка был задержан при передаче денег, — поделился подробностями страж порядка. — Вся операция заняла не больше двух дней.
До конца расследования преступления мальчик находился в так называемом «безопасном доме» — специальном охраняемом помещении, куда помещают потерпевших и свидетелей на время проведения следственных действий. Затем малыша отдали в руки дальних родственников.
В Либерии, отметил собеседник, приходилось работать от зари до зари. Но все же раз в полмесяца полагались два выходных. Эти дни полицейские накапливали. Когда количество отгулов приближалось к трем-четырем неделям, уезжали на Родину.
— Так я приезжал из командировки. Дома меня с нетерпением ждали жена и дети. Друзей в такие дни мы не звали – хотелось тихой семейной идиллии, — пояснил Сергей, — ведь через несколько недель нужно было снова возвращаться в Африку.
При прощании дети не плакали, может быть потому, что понимали: их папа делает благое дело – помогает тем, кто сейчас очень нуждается в помощи.

vladimir, province.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.